«Пантера» PzKpfw V Panther: техническое описание и ТТХ - Танки - Бронетехника - Современное оружие россии и мира
Оружие Бронетехника ПВО Артиллерия Каталог
Бронетехника
Танки
БМП
БТР
БРМ
ПВО
ЗРК
ПЗРК
Радиолокационные станции
Артиллерия
Самоходная артиллерия
Реактивная артиллерия
Самолеты

Главная » Бронетехника » Танки » «Пантера» PzKpfw V Panther: техническое описание и ТТХ

«Пантера» PzKpfw V Panther: техническое описание и ТТХ


Броня

Бронекорпус «Пантеры» собирался из прокатанных гомогенных бронеплит, соединенных между собой с помощью пазов со шпунтами и сварных швов. Поскольку Германия испытывала дефицит хрома и никеля, использовали не легированную, а высокоуглеродистую броню. Углеродистая броня с трудом поддавалась сварке, поэтому качество сварных швов было низким. Расположение шпунтов и пазов рассчитывалось на внешние нагрузки, но бронекорпус легко разрушался внутренней нагрузкой (например, при детонации боекомплекта).

Высокий угол наклона лобовой брони и толстая маска пушки делали танки малоуязвимыми. Эндрю Уилсон служил командиром взвода в 141-м полку RAC. Так он вспоминал о событиях, произошедших вскоре после того, как его часть высадилась в Нормандии:

«Мог ли «Черчилль» подбить «Пантеру»?

Да. Следовало подпустить «Пантеру» как можно ближе, после чего отрыть беглый огонь по маске пушки, целясь в ее нижнюю половину. При известном везении снаряд рикошетировал вниз и пробивал тонкую крышу корпуса над местом механика-водителя.

Кому-нибудь удавалось проделать подобный трюк?

Да. Это сделал Дэвис из эскадрона «С». Потом его отправили в тыл, чтобы он смог в тишине успокоить свои нервы».

Имелся еще один способ подбить «Пантеру», правда он также требовал железных нервов. Командир истребителя танков М39 из американского 899-го батальона истребителей танков понимал, что если начать дуэль с «Пантерой», то его шансы остаться в живых близки к нулю. Поэтому он приказал наводчику положить снаряд прямо перед «Пантерой». Наводчик выполнил приказ командира. Снаряд рикошетировал от камня и пробил днище немецкому танку.
Pz Kpfw V Panther Ausf. D, командирский танк, вероятно из 16-й танковой дивизии, Италия, лето 1944 года. Танк окрашен в оливковый цвет. На броне видны крест и тактический номер. Первую цифру в тактическом номере танка можно прочесть или как «1» или как «I», что может обозначать танк штаба 1-го батальона. Установить принадлежность танка к 16-й танковой дивизии можно благодаря тому факту, что летом 1944 года в Италии не было других частей, оснащенных «Пантерами»

Однако столь нетрадиционные методы борьбы с танками требовали изрядного мастерства и удавались очень редко. Поэтому понятно, что множество неудачных попыток повторить подобные способы стрельбы, остались неотмеченными.

Неприятная особенность маски «Пантеры» все же получила достаточно широкую известность. Во 2-й танковой дивизии США провели испытания, обстреляв танк из 75-мм пушек танков М4 Sherman и истребителей танков М10. Удалось добиться двух рико-шетов вниз, при стрельбе бронебойными снарядами с дистанции 800 м. На этой дистанции бронебойные снаряды не могли пробить лобовую броню корпуса. Также неэффективными оказались бетонобойные боеприпасы Т105. Броню пробивали лишь кумулятивные снаряды. Обычный 75-мм бронебойный снаряд пробивал борт танка лишь с 200 метров. Бронебойный снаряд с сердечником танка «Шерман» пробил борт «Пантеры» с 800 метров. Тот же снаряд истребителя танков M10 пробил башню насквозь. Кумулятивные боеприпасы как и прежде оставались эффективными, а бетонобойные Т105 проламывали в броне значительные отверстия.

В 33-й танковой бригаде проводились испытания 17-фунтовых и 75-мм пушек. Стрельбы велись бронебойными снарядами с сердечниками по лобовой броне «Пантеры», 17-фунтовый снаряд уверенно пробивал лобовую броню корпуса и маску пушки с дистанции 600 м. 75-мм снаряд, напротив, не пробил лобовую броню даже со 150 метров, а лишь оставил на ней вмятину глубиной около 3 см, после чего рикошетировал вверх и повредил пушечный ствол.
Pz Kpfw V Panther Ausf. G, PzRgt 31, 5. PzDiv, Россия, 1944 год. У этого танка отсутствует циммерит. Поверх стандартной оливковой окраски наложены мягкие коричневые и зеленые пятна. Перед тактическим номером 135 помещен «красный дьявол» - полковая эмблема. Детально прорисованные эмблемы очень редко появлялись на броне танков.

В 22-й танковой бригаде определяли эффективность 6-фунтовых бронебойных снарядов с отделяемым поддоном и гранат PIAT. С дистанции 300 метров «удалось добиться пяти попаданий, но ни в одном случае полностью пробить броню не удалось. Снаряды оставляли вмятины глубиной около 50 мм и рикошетировали вверх, оставляя на броне короткую борозду. По-видимому, снаряд слишком легок, чтобы пробить броню». С дистанции 70 метров граната PIAT не смогла пробить лобовую броню, но пробила борт в верхней части.

Найденные после войны немецкие материалы в целом совпадали с результатами, полученными союзниками. Кроме того, было получено объяснение того факта, почему у «Пантер» была сравнительно слабая бортовая броня. Это объяснялось тактикой их предполагаемого использования.

Ходовая часть

«У первых танков отмечались многочисленные поломки двигателя, трансмиссии и рулевого управления. Большинство проблем удалось быстро устранить, однако бортовые передачи по прежнему оставались слабым звеном, поскольку не были рассчитаны на передаваемый на них крутящий момент. Предполагалось, что «Пантера» без поломок должна проходить до 900 км. а после пробега I ООО км следовало делать полный капитальный ремонт танка. Полевые ремонтные мастерские испытывали нехватку запасных частей».

Такие показания дал англичанам в 1944 году один из пленных немцев. Допрашиваемый сказал правду. В июне того же года в рапорте службы технической разведки 21-й группы армии сооощалось:

«За последние месяцы много написано о «Тиграх» и «Пантерах». Ниже мы приводим выдержки из официального немецкого документа, проливающие свет на тему, которая многих заинтересует». Выдержки будут процитированы ниже, а здесь следует упомянуть, что немецкий автор заметил, что даже несмотря на доработку двигателя батальон «Пантер» имел пробег порядка 700 км на один танк и при этом пришлось заменить 11 двигателей. Далее следует рекомендация о том, что «Пантеры» не следует своим ходом перебрасывать на расстояния более 100 км, поскольку это отрицательно сказывается на подвеске. Особенно неблагоприятные условия для движения своим ходом отмечаются зимой». Сомнительная рекомендация для танка, который предназначали для развития стратегического успеха на фронте.

Двигатель Maybach HL 230 Р30 имел рабочий объем 23,88 литра и развивал мощность 700 л.с. при 3000 об./ мин. Однако на танках запрещалось форсировать двигатель более чем до 2500об./мин. Это был 12-цилиндровый V-образный двигатель с алюминиевым блоком цилиндров, картером и головкой блока цилиндров. Однако шатуны изготавливались из стали. Воспламенение в цилиндрах проводилось в последовательности 12-1-8-5-10-3-7-6-11-2-9-4.

Двигатель имел систему жидкостного охлаждения, два радиатора располагались по бокам двигательного отделения и соединялись с компенсирующим баком. Через радиаторы воздух поступал в двигательное отделение, проходил через него и выбрасывался через решетку на надмоторнои бронеплите. Воздух нагнетался вентиляторами, имевшими двухступенчатый привод, отбиравший мощность у двигателя. Часть горячего воздуха можно было по специальному воздуховоду направлять в боевое отделение, обеспечивая там комфортную температуру в холода.

Как и все немецкие двигатели, мотор Maybach HL 230 Р30 был рассчитан на эксплуатацию в умеренном климате. Однако двигательное отделение было слишком тесным, поэтому летом мотор часто перегревался. Перегревы, испарение бензина и частые пожары потребовали установить на танк автоматическую систему пожаротушения. Когда температура в отделении повышалась до 120 градусов по Цельсию, топливные насосы и карбюраторы заливались пеной. Одновременно на приборном щитке механика-водителя загоралась сигнальная лампа. Механик-водитель должен был в этой ситуации немедленно заглушить двигатель и ждать пока он остынет. Рабочей температурой двигателя считалось 80 градусов. Система охлаждения позволяла регулировать температуру двигателя в известных пределах, увеличивая или уменьшая поток воздуха через радиаторы.

Емкость топливных баков «Пантеры» составляла 600 л (у Bergepanther 900 л). Всего имелось пять внутренних баков: один вдоль задней стены двигательного отделения, и по два с каждого борта. Баки заполнялись через общую горловину. Расход топлива составлял 3,3 л/км при движении по шоссе и 6,3 л/км при движении по пересеченной местности. Масло следовало менять сначала через 250 км, а позднее каждые 2000 км пробега. Если в воздухе было много пыли, то менять масло полагалось каждые 1000 км.

Ведущий вал двигателя посредством трехдискового сухого сцепления соединялся с двухсекционным карданным валом, проходившем через середину боевого отделения. Коробка передач обеспечивала синхронизированное включение всех передач. Переключение передач осуществлялось при 2000-2200 об./мин. Если обороты возрастали более 2500 об./мин. или падали ниже 1500 об./мин., то приходилось выжимать сцепление.

Особенность всех гусеничных машин - очень большое трение качения. Если у колесных машин потери происходят главным образом на коробке передач, то у танков основной вклад вносят гусеницы. В этих условиях при переключении передач следует учитывать сложное соотношение скорости танка и режима работы двигателя. Для этого механик-водитель должен обладать известным опытом. К сожалению, коробка передач «Пантеры» не прощала ошибок механика-водителя. Прежде всего, из строя выходили передачи нижнесреднего диапазона. Поломки происходили настолько часто, что уже в первые дни появилось особое распоряжение:

«При езде чаще всего используется третья передача. При ее включении требуется особая осторожность. В пяти из семи случаев коробку передач пришлось менять из-за выхода из строя третьей передачи. Поскольку шестеренка третьей передачи постоянно находится в сцеплении, то при выходе из строя третьей передачи невозможно включить более высокую передачу.

Когда танк движется на второй скорости и появляется необходимость включить третью передачу, машину следует разогнать и пока скорость возрастает переключать передачу. Если для переключения передачи слишком мало времени (например, танк движется вверх по склону), не следует впадать в искушение переключить передачу как можно быстро. При быстром переключении передачи чрезмерно возрастает нагрузка на шестерни и главную передачу. Поэтому, механики-водители должны стараться как можно реже выключать третью передачу».

Бортовые передачи проходили поперек передней части танка и составляли часть дифференциального рулевого устройства, подобного тому, что устанавливали на «Тигры». Управление танком осуществлялось с помощью рычагов. На первой передаче радиус разворота танка был минимален, с увеличением номера передачи рос и радиус.

1-я передача   5 метров

2-я передача 11 метров

3-я передача 18 метров

4-я передача 30 метров

5-я передача 43 метров

6-я передача 61 метр

7-я передача 80 метров.

При включенной нейтральной передаче и работающем двигателе руководства запрещали включать поворот, потому что при включении передачи танк мог начать вращаться на месте, что было чревато в условиях, когда танки стояли близко друг к другу. Механиков-водителей обучали избегать поворотов при движении в гору или поперек склона, и совершать все необходимые маневры при движении вниз по склону. В аварийной ситуации разворот танка можно было осуществить с помощью тормозов.

Как уже говорилось, «Пантера» имела торсионную подвеску. Торсионы были несколько выгнуты назад и жестко фиксировались с того борта, опорный каток которого они несли. На каждый борт приходилось по восемь опорных катков большого диаметра, перекрывающих друг друга.

При создании танков очень часто возникает ситуация «нос вытащил - хвост увяз». В отношении подвески «Пантеры» наблюдалась именно такая ситуация. Подвеска обеспечивала хорошие ходовые качества и приемлемое удельное давление на грунт. Но за это приходилось расплачиваться высоким силуэтом танка, скапливанием грязи и снега между катками, а также трудностями в обслуживании ходовой части. Имелся специальный домкрат, с помощью которого поднимали нагруженное плечо торсиона, тем самым облегчая демонтаж опорного катка. Центр ведущего колеса располагался несколько выше, чем у «Титра» Ausf. Е, давая «Пантере» возможность преодолевать стенки высотой до 90 см против 80 см у «Тигра». Гусеница шириной 65 см состояла из 86 звеньев. На-тяжение гусеницы осуществляли с помощью механизма направляющего колеса. Доступ к механизму с каждого борта открывался специальным люком в кормовой бронеплите. Внешне ходовая часть выглядела внушительно и устойчиво. Но в действительности она отличалась нежностью: «Гусеницы «Пантеры» можно считать правильно натянутыми, когда гусеница лишь едва задевает второй опорный каток. Постепенно натягивать гусеницу становится все труднее, поэтому механики-водители начинают избегать этой неприятной процедуры. В результате гусеница провисает. В свою очередь, это вызывает выпадение шкворней. Поэтому механики-водители обязаны регулярно проверять натяжение гусениц.

Гусеницы «Пантер» и «Тигров» иногда проскальзывают или срываются с зубьев ведущего колеса и заклинивают. При этом гусеница настолько натягивается, что практически невозможно выбить шкворни.»

В батальонах тяжелых танков подобные проблемы решали достаточно просто: заклиненную гусеницу рвали ручной гранатой. Вероятно, в батальонах «Пантер» также практиковали столь радикальные методы.

При движении по бездорожью на гусеницы танка можно было установить до 40 антипробуксовочных зубьев (один зуб на каждые 5-7 траков). При этом скорость танка следовало ограничить 15 км/ч, чтобы избежать повреждения ходовой части.

Органы управления танком состояли из рулевых рычагов, педалей газа, сцепления и тормоза, рычага переключения скоростей и рычага ручного тормоза (слева от места механика-водителя). На приборной доске имелись тахометр, спидометр, индикатор давления масла и амперметр. Пуск двигателя осуществлялся с помощью электростартера. Для этого следовало нажать кнопку на приборной доске. Но в холодную погоду или при севших аккумуляторах приходилось пускать двигатель вручную. Для этого через отверстие в корме вставлялась рукоятка, входившая в сцепление с ведущим валом двигателя. Рукоятку вращали два человека. Ручной пуск был надежнее электрического, поэтому на каждом танке имелись такие рукоятки (Durchdrehenanlasser). Также выпускался специальный пусковой карбюратор, который можно было использовать как при электрическом, так и ручном пуске двигателя, когда не удавалось добиться необходимого давления в стандартных карбюраторах.

ЕЩЕ СТАТЬИ

Категория: Танки | Добавил: garanchuk (11.03.2010) Просмотров: 7480 | Рейтинг: 1.5/2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Оружие россии | Бронетехника | ПВО | артиллерия | Танки
Хостинг от uCoz Copyright Vooruzenie © 2016
При использовании материалов обязательно наличие активной ссылки Оружие