Система 2К5 "Коршун" - Самоходная артиллерия - Артиллерия - Современное оружие россии и мира
Оружие Бронетехника ПВО Артиллерия Каталог
Бронетехника
Танки
БМП
БТР
БРМ
ПВО
ЗРК
ПЗРК
Радиолокационные станции
Артиллерия
Самоходная артиллерия
Реактивная артиллерия
Самолеты

Главная » Артиллерия » Самоходная артиллерия » Система 2К5 "Коршун"

Система 2К5 "Коршун"



Как и в случае с твердотопливным «Стрижем», для применения в реактивных системах залпового огня был разработан и полевой вариант Р-110 — «Чирок-Н». Однако обеспечиваемое жидкостным ракетным двигателем превосходство над «Стрижем» в дальности на 25% не оправдывало усложнение конструкции и эксплуатации. Значительными преимуществами обладала более мощная система «Коршун», проектирование которой в ОКБ-3 велось по Постановлению Совета Министров СССР от 19 сентября 1953 г. № 2469-1022 практически одновременно с работами по «Чирку».
Система «Коршун» 2К5 с жидкостной неуправляемой ракетой ЗР7 предназначалась для поражения целей на дальностях до 55 км мощными боевыми частями массой 100 к;. Многократное увеличение массы боевой части и дальности стрельбы даже при использовании высокоэнергетичного жидкого топлива определило почти двукратное утяжеление «Коршуна» по сравнению с МД-20.

В отличие от немецкого «Тайфуна», в котором бак окислителя концентрично охватывал бак горючего, отечественный неуправляемый реактивный снаряд ЗР7 был выполнен по традиционной схеме с последовательным расположением баков триэтиламинкси-лидина (ТГ-02, «Тонка») и азотной кислоты. Был также разработан более дешевый вариант двигательной установки с применением ТГ-02 только в качестве пускового горючего, а более доступного ТМ-130 — как основного. Как и на многих других ракетах 1950-х гг., в ЗР7 использовалась вытеснительная подача жидкого топлива. что обеспечивало упрощение и удешевление конструкции двигателя ценой некоторого утяжеления корпусов рассчитанных на большое давление баков. Впрочем, на небольших ракетах масса конструкции изделия в целом оказывалась вполне приемлемой с учетом некоторого облегчения двигателя за счет исключения из его состава турбонасосного агрегата.

В передней части реактивного снаряда располагалась боевая часть. Внутри хвостового отсека размещался жидкостный ракетный двигатель С3.25 (С3.25Б в варианте с основным горючим ТМ-130), а на наружной поверхности корпуса отсека крепился стабилизатор, четыре трапециевидных пера которого располагались под небольшим углом к набегающему потоку, что обеспечивало проворот по крену для осреднения действия газодинамических и аэродинамических возмущающих сил.

Для снижения аэродинамического сопротивления и удобства размещения на боевой машине корпус реактивного снаряда был выполнен в большом удлинении. Длина составляла 5535 мм при диаметре 250 мм.



"Коршун" на параде
При размещении боевой машины «Коршуна» на ставшем уже типовым для послевоенных систем залпового огня шасси ЗиС-151 или его модификациях она не смогла нести более двух реактивных снарядов ЗР7 массой по 385 кг. Более благоприятные перспективы открывались при использовании трехосного шасси повышенной проходимости ЯАЗ-214. разработанного в начале 1950-х гг. После перевода производства этого автомобиля из Ярославля в Краматорск его наименование сменили на КрАЗ-214. Боевая машина системы «Коршун» 2П5 при массе 18,14 т могла развивать скорость по шоссе 55 км/ч, запас хода составлял 530 км. Пакет для размещения шести реактивных снарядов на спиральных направляющих мог выводиться на угол возвышения до 52 град. Горизонтальное наведение осуществлялось в пределах угла 6 град Артиллерийская часть боевой машины разрабатывалась в Ленинграде в ЦКБ-34 под индексом СМ-55.

Большой опыт создания зенитных неуправляемых ракет, объединение разработки ракеты и двигателя в одном коллективе ОКБ-3 НИИ-88 позволили быстро завершить этап наземной отработки и с середины 1950-х гг. перейти к летным испытаниям, прошедшим достаточно успешно и подтвердивших достижение заданных показателей комплекса. Была выпущена небольшая серия боевых машин, с 1957 г. демонстрировавшихся на парадах на Красной площади.

Но фактически «Коршун» на вооружение не поступал. Коллективы Исаева и Севрука, работавшие на конкурсных началах в составе одной организации — НИИ-88, оказались в ситуации, обычно характеризуемой как «два медведя в одной берлоге». Более реалистическая техническая политика Исаева одержала верх, и в конце 1958 г. коллектив Севрука влили в ОКБ-2. Объединенное подразделение НИИ-88 получило наименование ОКБ-5 (ОКБ-2 + ОКБ-3), а в начале следующего года выделилось в совершенно самостоятельную организацию — ОКБ-2, сосредоточившую свою деятельность на двигателестроении. В результате вслед за коллективом ОКБ-1 СП. Королева практически все конструкторские подразделения выделились из НИИ-88. который в полном соответствии с наименованием превратился в научную организацию теоретического и экспериментального профиля. Сам же Севрук вернулся в организацию Глушко.

Официально разработка «Коршуна» была прекращена Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 5 февраля 1960 г. № 135-48.

«КОРШУН»
(уральский вариант)
Помимо НИИ-88 к разработке системы типа «Коршун» привлекалось и СКБ-385 при заводе № 66, расположенном поблизости от уральского города Златоуст. В конце 1940-х гг. это предприятие планировалось в качестве основного изготовителя ракет Р-1 — воссозданной коллективом СП. Королева немецкой Фау-2 и баллистических ракет, создававшихся в их развитие. При заводе в 1947 г. было создано КБ во главе с М.И. Дуплищевым, с 1949 г. выделенное в самостоятельное СКБ-385. Однако в начале 1950-х гг. было принято решение развернуть серийное производство Р-1 не в Златоусте, а в Днепропетровске. На Урале велись и опытные работы по ракетостроению, но связанные с далеко не самой актуальной тематикой. Там разрабатывалось изделие «50РА» — все та же Р-1, но с применением в отсеках фанеры вместо металла. Позже и эти работы передали в Днепропетровск, а в Златоусте занялись ракетой типа «Коршун» — 8Б51. По сравнению с вариантом НИИ-88 она была меньше — длина 4 м при калибре 240 мм, что должно было определять и несколько худшие тактико-технические характеристики. Естественно, что жидкостный ракетный двигатель разрабатывал не конкурент — Севрук, a A.M. Исаев, правда, работавший все в том же НИИ-88. Однокамерный двигатель С2.260 также работал на азотной кислоте и керосине. Вытеснительная подача компонентов топлива обеспечивалась с применением порохового аккумулятора давления.

После разработки эскизных проектов и проведения ряда экспериментальных работ был сделан выбор в пользу варианта Сев-рука, и работы по 8Б51 прекратили. Однако при ее проектировании был накоплен опыт содружества СКБ-385 с двигательным КБ Исаева, ставшего на многие десятилетия основой кооперации множества организаций по созданию жидкостных баллистических ракет для подводных лодок, сформированной в дальнейшем главным конструктором этих ракет В.П. Макеевым, возглавившим СКБ-385 в 1955 г.

ЕЩЕ СТАТЬИ

Категория: Самоходная артиллерия | Добавил: garanchuk (02.02.2010) Просмотров: 10410 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 2.0/2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Оружие россии | Бронетехника | ПВО | артиллерия | Танки
Хостинг от uCoz Copyright Vooruzenie © 2016
При использовании материалов обязательно наличие активной ссылки Оружие